omkh (omkh) wrote,
omkh
omkh

Такая вот медицина

Скопировал для памяти комментарий на сайте sprosi.d3.ru о том как лечился родственник одного из участников. В целом выглядит как-то уж слишком адово, хотя, к сожалению, многие детали вполне узнаваемы.

Больной почувствовал общее недомогание боли в желудке. Обратился в районную поликлинику. Назначили общие анализы, потом гастроэнтеролог назначил всякие специальные анализы. Нашли массу всего, но ничего критичного. Всё заняло три недели.

Состояние больного стало ухудшаться. Он обратился по (хорошей, покрывающей вообще всё) добровольной страховке в хорошую коммерческих клинику. Там больным занимался лечащий врач поликлиники при больнице. Провели дополнительные анализы. Это заняло две недели. Поставили диагноз "декомпенсированный пилоростеноз". За это время состояние стало тяжёлым — больной вообще перестал есть.

С таким диагнозом показана немедленная госпитализация и операция. Было выписано напрвление на госпитализацию. После обращения в больницу выяснилось, что нужно одобрение страховой, что занимает минимум сутки.

Через сутки начали готовить к операции. Сбор анализов (рентген, 3D–рентген, флюрограмма, ещё несколько раз анализ крови) заняла ещё несколько дней. Всё это время больной находился дома.
После чего больному сказали, что нужно бы оперировать, но праздники скоро, нет результатов некоторых анализов и запланировали операция через три дня.

Состояние больного продолжало ухудшаться. Через три дня он пришёл (уже с трудом) в больницу на операцию (должны были положить в стационар и в тот же день провести операцию), где ему сказали, что врачи заняты, выходные завтра и вообще. Перенесли операцию на три дня и сказали идти домой (!!!) и приходить через два дня, ложиться в стационар и день готовиться к операции.

Больной пришёл домой и ему стало совсем плохо. На этом месте родственники стали на ушли и стали разбираться и ругаться с больницей. В результате разбирательств удалось уговорить главврача принять больного в стационар немедленно. Больной уже не мог ходить. Кое–как привезли и довели до больницы. Стали оформлять экстренную госпитализацию. В больнице сказали, что страховая дала добро только на плановую госпитализацию и сказали, звонить в страховую, чтобы изменили бумаги. Но в стационар приняли. Операцию назначили через два дня. Телефон круглосуточной поддержки страховой (одной из крупнейших в регионе — СОГАЗ) не отвечал двое суток (так и не смогли дозвониться).

В больнице за больного отвечает лечащий врач больницы, в его отсутствие — дежурный врач.
Дежурный врач (лечащего не было, т.к. больной поступил уже вечером) посмотрел документы и назначил поддерживающую терапию до прихода лечащего врача. Состояние больного немного улучшилось.
На следующий день больного самого (!!!) отправили через в соседний корпус больницы забрать анализы, которые забыли передать в хирургическое отделение.
В кабинете, где нужно было забрать анализы, больной потерял сознание (!!!). Совершенном чудом в это момент к нему пришли родственники, которые с ужасом узнали, что неходячего больного отправили в соседний корпус через несколько лестниц и бегом бросились туда. Как раз успели поймать падающего потерявшего сознание больного (у которого даже никаких документов при себе, очевидно, что не было — трудно представить, чтоб бы было без родственников). Больного с помощью местных медсестёр кое–как привели в чувство и вренули в больницу. Пошли разибраться к зав. отделением. Который отругал родственников(!!!), сказав, что у него сложная операция, а они его отвлекают, что это их вина, т.к. они "запустили".
В день операции утром (в 6 утра) из больницы неожиданно (хотя специально проведывали интересовались вечером) позвонили родственникам и сказали срочно приезжать и помогать готовить больного к операции.
За три часа до операции кардиолог заявил, что у больного есть противопоказания к анастезии по средцу и больного нужно специально готовить к операции. На вопрос, почему это выяснилось в день операции, кардиолог заявил, что "у вас тут в кардиограмме заключения не хватает". Т.е. до дня операции никто не смотрел эту кардиограмму (более того, есть уверенность, что именно этот кардиолог и должен был это зкалючение писать при поступлении больного в больницу).
Кроме того лечащий врач отменила операцию из–за критического состояния больного — ухудшились параметры крови, т.к. больной уже не ел несколько недель(!!!), но никто в больнице этого не заметил, а внутривенное питание, которое ему давали в в больнице было недостаточным для его состояния и не учитывало некоторых паталогий. Лечащий врач бегала по крридору и ругалась: "кто же его так лечил и готовил". Это лечащий врач, которая, и должна была отвечать за больного после поступления в стационар. Судя по всему она впервые внимательно изучила медицинскую карту только за три часа до операции.

Операцию отменили. Зав. отделением хирургии сказал, что он не согласен с диагнозом и причинами вызвавшими текущее состояние больного. В день операции! На осторожный вопрос, почему он об этом говорит в день операции, он опять обвинил родственников в том, что они запустили болезнь и напаривили больного в стационар воремя (хотя мы помним, что больного несколько раз отфутболивали).
Больного срочно направили на дополнительное обследование и перевели в реанимацию. В реанимации за больного отвечал дежурный врач–реаниматолог. Который произвёл хорошее впечатление. Несмотря не некоторую дикость условий в реанимации (посещения и телефоны запрещены вообще), больным разрешено только лежать, что очень сильно "давит" на психику больных, которые в сознании и находятся в реанимации длительное время, отделение и врачи произвели хорошее впечатление — врачи делают свою работу.

Из–за развившегося значительного отёка внутренних органов, в результате обследования не удалось уточнить диагноз — не смогли установить, что является причиной, а что осложнением и следствием. Не смогли даже установить находится ли причина внутри и вне ЖКТ.

Из–за необходимости срочного дополнительного обследования нужно было связаться со страховой и получить их разрешение. К счастью, из–за тяжёлого состояния больного, обследование решили проводить до согласования со страховой. Общение со страховой возложили на родственников (которые так и не смогли за трое суток дозвониться до страховой ни по одному из телефонов). К счастью при больнице есть специальный врач, который решает вопросы со страховыми компаниями. Врач в течение 40 минут (!!!!) непрерывно звонила по специальному номеру (для экстренных случаев) страховой. Когда удалось дозвониться, то оператор стразовой заявила, что роственнику врут о том, что нельзя дозвониться. К счастью врач больницы подтвердил, что даже по экстренному номеру у енго это заняло 40 минут, а основной номер не отвечает вообще. В ходе общения со страховой выяснилось, что сведениям, представленным больницей страховой компании, больной уже давно (а не третий день) находится в стационаре. На этом месте врач прямо при родственниках стала звонить в отделение хирургии предупреждать, чтобы те задним числом поправили документы о поступлении больного.
Зав. отделением хирургии сказал, что будут готовиться сразу к двум операциям, а что конкретно делать будут решать уже в ходе операции.
Родственники начали готовиться к суду. У врачей началась паника, они продолжнали обвинять родственников в том, что они довели больного критического состояния (!!!)
Из–за сложности операции, осложнений и противопоказаний, оперировать должен был зав хирургией, анестезию проводит главный анастезиолог, а ассестировать будет зав. энтерологией.
Через четыре (или пять?) дня в реанимации состояние больного стабилизировалось и кардиолог и лечащий врач дали разрешение на операцию.

Перед операцией случайно обнаружили ещё пару особенностей строения орагнизма и паталогий, которые могли повлиять на операцию. Почему этого не увидели на ренгене не ясно (хотя всё видно было).
Во время операции за пациента отвечает хирург.

Операция длилась 6 часов. В ходе операции выяснилось, что хирург был прав и изначальный диагноз был не точен — причина находилась вне ЖКТ. Было обнаружено огромное новообразование, затрагивающее желудок, поджелудочную железу, двенадцатиперстную кишку и аорту. В ходе операции новообразование удалили, вычистили всё, включая стенки аорты и сделали пластику.
После операции больного поместили в реанимацию. В это время за него отвечал реаниматолог и (частично — последствия операции) хирург.
После операции удалённую опухоль отправили на гистологию (если она злокачественная, то нуно проходить курс химеотерапии). Но по разным причинам результатов гистологии не было больше двуз недель.
Из–за проблем с сердцем состояние больного первые дни после операции было не стабильным. Врачи реанимации показали себя хорошо и сумели стабилизировать состояние больного.

Через шесть суток после операции больного перевели в стационар хирургического отеделения (где за него снова отвечает лечащий врач). Из–за недостатка медперсонала уход за больным были вынуждены осуществлять родственники (больной не контролирует ЖКТ, не может садиться и тем более ходить). Жена больного была вынуждена срочно ехать в больницу (больного из реанимаци перечели вечером). Кроме того пришлось срочно искать по городу послеоперационный бандаж и тому подобные вещи (в больнице сказали, что "перевязали простынкой", что бред полный). В жена была вынуждена жить (круглостуочно, в т.ч. ночевать) в больнице и осуществлять уход за больным. Менять капельницы, утки, обмывать больного, вести учёт (!!!) жидкостей и т.е. Спать в больнице было негде и она спала в кресле.

Больному нужно было сидеть и стоять (по возможности) несколько часов в день. Но ни медсёстры, ни жена не могли поднять больного из лежачего состояния (и больной тяжёлый, и кровать на колёсиках без тормозов, и расположение кромавти совершенно неудобной — чтобы усадить болльного его нужно было фактически поднять). Приходилось ездить родственникам и поднимать больного или просить мужчин, пришедших проведать других людей.

Больному нужно было небходимо послеоперационное ультразвуковое обследование. Но на него нужно было получить разрешение страховой компании. Страховая компания не отвечала двое суток. Родственники предлагали заплатить наличными, но выяснилось, что больница не имеет права ни в каком случае оказывать платные услуги, если они могут быть оплачены страховой (!!!) В результате обследование провели с задержкой на три дня. В ходе обследования, врач, его проводящая, пыталась выяснить у родственников (!!!) что именно она должна смотреть. Кроме того, она не знала, что делали с больным (в частности, на УЗИ не удалось рассмотреть желчный пузырь, и врач не моглда понять, последтвия операции это, осложнение или норма, т.к. не имела инофрмации о лечении больного). Выяснилось, что информационные системы бесплатной (по обязательному страхованию), добровольной и платной медицины не пересакиются даже в рамках одного лечебного учреждения.

Пока больной медленно идёт на поправку. В результате консультаций с врачами выяснилось, что больному крупно повезло. В данной больнице есть крупные специалисты по данным патологиям и современной оборудование. Это хорошая больница. Оперировавший зав хирургией специализиурется на подобных вещах. Асистировавший зав.гастроэнтерологией считается отличным специалистом. Проводивший анастезию главный анастезиолог тоже считается большим специалистом. Лечащий врач так же считается профессионалом.
Если бы больной не имел добровольной страховки, то скорее всего он бы умер до того, что как поставили диагноз. Если бы больной попал в государственную клинику, то он бы с большой вероятностью умер из–за того, что не было бы достаточно анстезиолога необходимого уровня. Если бы ему провели операцию, то последствия были непредсказуемые, т.к. изначальный диагноз был неточен, операцию проводили бы по скорой помощи (если бы больной дожил) и многие врачи сомневаются, что больному смогли оказать правильную помощь — за один раз удалить человеку в нестабильном состоянии новообразование, затрагивающие несколько органов, при том, что об этом новооборазовании никто до начала операции не знал. В лучшем случае, ему бы провели серию экстренных операций и перевели в онкологию.
Все врачи уверены, что если больной сразу вместо гастроэнерологии и хирургии попал бы в онкологию, то он бы умер однозначно. Есть даже подозрение, что в какой момент врачи скрывали истинный диагноз, чтобы иметь возможность провести операцию, а не попасть в круговорот анализов и согласований по онкологии с больным в нестабильном состоянии.

Если бы не было родственников, я даже не представляю, что было бы. Просто страшно представить (на этот счёт у меня совершенно ужасная история, но я её даже рассказывать не хочу).

Это не "бесплатная" медицина. Это "хорошая" (покрывающая вообще всё, что можно) страховка. Это хорошая большая коммерческая больница и хорошие врачи. Вроде бы, лучшие в городе. В ходе лечения родственники оказывали всю возможную помощь, благо была возможность. На всех этапах платили всем (в принципе, никто не вымогал, но и рвения не выказывал). "Улуги" зав хирургией и главного анастезиолога и вовсе платные (в том смысле, что без денег они никем не занимаются). Скорее всго, попросят "пожертвовать" 40'000 рублей. Плюс, 30'000 рублей офиуиальный расходов на разных этапах. Был подключен разнообразный блат (чтобы быстрее обследовали, быстрее напрвили в больницу и т.п.).
И чем это всё кончится не понятно.

Вот такая медицина.

https://sprosi.d3.ru/plotopozhiraiushchaia-bakteriia-sindrom-zudeka-amputatsiia-1330375/?sorting=rating#20273373"


Ну, и продолжение. Только сегодня из больницы. Пришла гистология. Это онкология. Страховая компания потребовала немедленной выписки (!!!) больного. Больной не ходит. Состояние всё ещё трудное. Страховая обязана оплатить послеоперационный период. Но им плевать. Они потребовали немедленной (в течение 6 часов выписки больного). Лечащая врач, по отзывам очень опытная, женщина, очень суровая, скандалила с ними как могла. Пожилой человек, пенсионер, не ходит, требует стационарного лечения после операции — куда его? Плевать.

Я присутсвовал при разоговоре:
— Пожилой человек, в тяжёлом состоянии, куда его?! Вы обязаны оплатить послеоперационное лечение, оно входит в страховку! Вы понимаете, что мы не можем его просто выписать? Перевод в другую госдуарственную, например, больницу требует два дня!
— Выписывайте сегодня. Мы платить не будем. Если вы его оставите до завтра, до вам будет штраф.
— Но вы обязаны оплатить послеоперационый период!
— Мы не будем. И пришлите нам оригиналы (!!!) всей документации.
— Он же умрёт, ели его сегодян выписать!
— Пусть умирает.
Вот именно так. И положили трубку.

Так они ещё и все документы по лечению срочно затребовали (подозреваю, чтобы родственники не могли так просто судиться). Лечащего врача довели до слёз. Вот ту суровую тётку. Одной рукой я успокаивал врача, другой родственников больного.

Причём, из–за того, что срочно затребовали оригиналы документов, сейчас там сидят врачи срочно переписывают всё, создают дубликаты. Как лечить больного, если на него истории нет?!
Родственники готовы оплатить лечение сами, но страховая этому мешает и требует, чтобы оплата шла через неё (чтобы какая–нибудь организация заключила договор со страховой и платила через ней, а не напрямую). В противном случае страховая открыто говорит, что будет ставить палки в колёса.
Врачи говорят, что нужно как–то избавляться от страховой. И сейчас два врача и медсестра сидят и срочно переписывают всё, чтобы остались следы какие–то. Более того, пришлось перевести больного в другое крыло (что физически было очень не просто), чтобы страховая его "не нашла" — там отделение хирургии с другой специализацией.

Всё это назаконно. Но ничего поделать нельзя.

https://sprosi.d3.ru/plotopozhiraiushchaia-bakteriia-sindrom-zudeka-amputatsiia-1330375/#20306343

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author